• +38 (044) 496 25 43
  • ru uk en

Обновленная версия Меморандума между Украиной и МВФ, которая была опубликована еще в начале апреля, вызвала оживленную дискуссию. Но касалась она по большей части пенсионной реформы, запуска земельного рынка и тарифов на энергоносители. В то же время, не менее важная тема, связанная с дальнейшей реформой системы гарантирования вкладов, отошла на второй план.

Согласно тексту меморандума, украинская сторона обязалась перед руководством МВФ усилить прозрачность работы Фонда гарантирования вкладов физлиц, а также повысить эффективность продажи активов ликвидируемых банков. Для достижения этих целей, в частности, будет подан на рассмотрение Верховной Рады законопроект, нормы которого направлены на увеличение притока средств от реализации активов. Кроме того, до конца июня нынешнего года ФГВФЛ намерен привлечь от продажи проблемных активов на различных площадках (международных – в том числе) порядка 10 млрд грн. А объемы и график реализации руководство Фонда гарантирования будет согласовывать с МВФ и Мировым банком.

Но, очевидно, что все эти шаги – лишь набор точечных мер, которые не дают ответа на главный вопрос. Каким образом государство намерено добиться того, чтобы активы банков-банкротов распродавались в кратчайшие сроки и, что очень важно, по рыночной, справедливой цене. Ведь эти процессы не только напрямую влияют на процедуры по выводу с рынка неплатежеспособных финучреждений, но и позволят снизить нагрузку, которую несет на себе госбюджет, выполняя обязательства перед вкладчиками разорившихся банков. Например, только до конца 2017 года Фонд гарантирования вместе с госбанками получит на докапитализацию порядка 98 млрд грн. И все это, разумеется, за счет бюджетных средств.

Безусловно, за последние несколько лет методы работы Фонда гарантирования с проблемными активами кардинально изменились. Так, еще весной 2016 года в структуре фонда появился консолидированный офис, который взял на себя функции по организации реализации имущества и прочих активов банков-банкротов. Иными словами, если раньше подобные вопросы были отданы на откуп ликвидаторам, то теперь решения принимаются коллегиально, внутри Фонда гарантирования. Это снижает риски злоупотреблений и упреждает ситуации, при которых активы сбываются по изначально заниженной стоимости.

Кроме того, c февраля 2017 года непосредственно продажа активов полностью переведена в систему Prozorro.Продажи. Учитывая, что торги проводятся по принципу аукциона с повышением цены, есть все основания рассчитывать на то, что объем денежной массы, которую получает фонд в результате реализации активов, ощутимо возрастет. Не говоря уже о прозрачности торгов, которую обеспечивает Prozorro.

Тем не менее, международный опыт показывает, что эффективность системы гарантирования, равно как и степень защищенности вкладчиков, может быть значительно выше.

В Австралии и Монголии, к примеру, вкладчики в случае ликвидации банка имеют приоритетное право требования перед другими кредиторами. В Аргентине, Германии, Польше, Соединенных Штатах Америки государство гарантирует возврат вкладов не только физических, но и юридических лиц. К тому же объем предоставляемых гарантий в других странах зачастую значительно выше, чем в Украине. В Великобритании это 85 тыс фунтов стерлингов на одного кредитора в одном банке, в Германии и Польше – 100 тыс евро, в Японии – 10 млн иен, что эквивалентно 90 тыс долл, а в США – 250 тыс долл.

Есть немало отличий и в процедурах выведения неплатежеспособных банков с рынка. В системе гарантирования США, которая считается одной из старейших в мире, предусмотрено два механизма. Один из них - это санация, при которой банк полностью сохраняется как отдельное юридическое лицо и продолжает работать на рынке. При этом Федеральная корпорация страхования депозитов может заниматься реализацией безнадежных активов, выдавать стабилизационные кредиты, выкупать часть акций и т.д. Второй путь – слияние проблемного банка со стабильным финучреждением, которое полностью принимает на себя не только активы банкрота, но и его обязательства. В Польше и Германии также существует вариант продажи проблемного банка «здоровому», либо же передача его активов и обязательств так называемому «переходному» банку или специально созданной компании по управлению активами. В Великобритании проблемный банк может быть передан в переходную структуру либо продан инвестору, который займется его оздоровлением под присмотром центробанка.

В Украине же, несмотря на то, что большинство упомянутых механизмов и инструментов в теории существуют, действия НБУ и ФГВФЛ в течение 2014-2016 годов показывают, что наиболее действенный, по мнению регулятора, путь – это ликвидация.

Но именно такая тактика и приводит к накоплению невыполненных обязательств Фонда гарантирования перед вкладчиками и росту напряженности среди тех клиентов банков, которые не могут получить вложенные средства.

Поэтому если государство и говорит о реформе системы гарантирования, то ее нужно проводить комплексно. И продажа активов в данном случае задача отнюдь не главное. Ключевая цель – добиться того, чтобы приоритетом было именно спасение проблемных банков, а не их ликвидация. И только если банкротство в принципе неизбежно, действия ликвидаторов и ФГВФЛ должны быть направлены на безболезненное выведение банка с рынка и оперативный расчет с вкладчиками. Причем, со всеми без исключения и в полном объеме. 

 

Владислав Кравец

https://lb.ua/blog/vladiskav_kravets/365932_spasti_lyuboy_tsenoy.html

 

 


24 мая 2017

Читать все новости
покупка продажа
USD 25.5 25.68
EUR 29.85 30.3
RUB 3.9 4.3